Блокчейн и смарт-контракт: закат нотариата или переход на новый уровень?

Блокчейн и смарт-контракт: закат нотариата или переход на новый уровень?

Введение

На сегодняшний день, пожалуй, не осталось ни одного образованного человека, который бы не слышал слов «криптовалюта» и «биткоин». Правда, большая часть белорусов считают это каким-то очередным сомнительным брендом, вроде «гербалайфа» или финансовых пирамид.

Но совсем не так думают люди, которые в той или иной мере знакомы с криптовалютами, а вернее, с технологией «блокчейн», лежащей в их основе. Они уверены, что блокчейн изменит, а точнее, уже меняет мир, причем этот скачек изменений будет не менее существенным, чем в свое время повлекли изобретение компьютеров и Интернета[1].

Заинтересовавшись этой темой, я узнала, что криптовалюты являются далеко не единственной реализацией блокчейна. Большего всего нас интересуют иная его форма – смарт-контракт. Столкнувшись с непонятным термином, я обратилась к Википедии. Бегло ознакомившись с не очень понятным текстом, я остановилась на фразе, которая меня шокировала: «… такие технологии [смарт-контракт] могут привести к исчезновению большого количества административных рабочих мест, также как роботизация привела к исчезновению рабочих мест в промышленности. Это относится, в частности, к нотариусам, банковским служащим, а также к клеркам, занимающимся регистрацией сделок с недвижимым имуществом»[2].

Не удивительно, что неприкрытая угроза оставить меня без любимой работы, содержащаяся в одном из самых авторитетных онлайн-источников, побудила меня искать разъяснений. Я надеялась, что на каком-нибудь не менее авторитетном сайте найду успокаивающие сведения о том, что смарт-контракт – нечто из области научной фантастики или очень далёкого будущего, вроде звездолета или машины времени.

Но вместо этого мне пришлось неприятно удивиться во второй раз, изучив Декрет Президента Республики Беларусь №8 от 21.12.2017 «О развитии цифровой экономики», в п.5.3 которого резидентам Парка высоких технологий дано право «… осуществлять совершение и (или) исполнение сделок посредством смарт-контракта. Лицо, совершившее сделку с использованием смарт-контракта, считается надлежащим образом осведомленным о ее условиях, в том числе выраженных программным кодом, пока не доказано иное». Нотариусы, вдумайтесь: именно в нашей стране впервые в мире на нормативном уровне узаконено функционирование смарт-контрактов. То есть в нашем государстве, как нигде остро стоит угроза исчезновения нашей профессии.

Именно поэтому я в меру своих более чем скромных знаний в области высоких технологий попыталась разобраться с блокчейном, смарт-контрактами и рядом иных смежных инноваций. Забегая вперед, сообщу, что озвученное в Википедии предсказание вполне обоснованно. Нотариат, как мне кажется, вскоре станет перед выбором, продолжить ему существование в будущем или кануть в лету.

Но обо всем по порядку. В этой статье приведены мои дилетантские исследования и размышления, которые возможно окажутся полезными тем, кто также заинтересуются поднятыми здесь вопросами.

 

Блокчейн без компьютеров

Блокчейн и все его реализации на первый взгляд тяжелы для понимания. Но если абстрагироваться от технических деталей и опереться на аналогии в реальном мире, уловить общий принцип функционирования этих новинок не так сложно.

Для начала представьте себе маленькое государство, в котором живет всего 10000 дееспособных граждан. Однажды жители этой страны решили отказаться от всех форм государственной регистрации. Они постановили жить без нотариусов, кадастровых органов, ЗАГСов, МРЭО, ОГиМов, банков и даже без обычных денег. Может быть, они устали платить тарифы за совершение действий в этих органах; может, решили сократить число клерков или просто не доверяют этим организациям - для нас это не важно.

Важно то, что функции всех этих структур граждане решили взять на себя. Для этого они выбрали 1000 наиболее грамотных горожан, которых назвали нодами (почему именно так – объясню позже). Каждый нод завел по большой книге, в которую обязался записывать все сделки и юридически значимые события, происходящие в их маленькой стране. Раз в день все жители собираются на площади и ноды в свои гроссбухи записывают всё, что случилось в указанный день. Родился ребенок и ему дали имя Иван; женился Егор на Лене; развелись Саша с Машей – все это записали. Гена продал Васе машину; Лиза одолжила Вере 100 рублей, Катя отдала Нине долг, а Анна завещала своим детям дом – и это все отражено в каждой из тысячи книг. При этом ноды не только стараются правильно записать все события, но и проверяют у других полноту и правильность каждой произведенной записи.

Теперь каждый гражданин может просмотреть по гроссбуху одного из нодов родословную и краткую биографию любого жителя, проверить факт совершения любой сделки. Причем никакой подделки или обмана просто быть не может.

Допустим, хитрый нод Егор переписал свою книгу, внеся в неё запись о том, что когда-то он женился не на Лене, а на более милой ему Марине, да к тому же приписал, что Саша должен ему 500 рублей. Его старания ни к чему не приведут: суд быстро сравнит Егоров гросбух с другими и выявит подлог. Даже если Егор уговорит своих друзей-нодов повторить ложные записи в книгах, – и эти его потуги приведут к фиаско, так как остается без малого тысяча книг, в которой содержатся верные сведения. Всех «хитрецов» накажут и лишат почетного звания нодов.

Кстати, если не станет одной, нескольких и даже нескольких сотен книг (пожар, наводнение, потеря, кража), это не повлечет утрату данных: утраченные книги всегда можно восстановить, переписав из сохранившихся экземпляров.

Выше речь идет про рубли, но на самом деле это не обычные деньги, вернее совсем не деньги. В государстве нет ни бумажных, ни металлических, ни безналичных, ни электронных валют. Их заменяют записи все в тех же книгах. Зарплаты никуда не перечисляются и никому не выдаются. Но во время ежедневного сбора на площади тысяча нодов со слов работодателей и работников вписывают в книги, кто сколько заработал, для удобства измеряя размер заработка в привычных рублях.

И все расходы оформляются путём записей такого рода: «Такого-то числа Вера у Зины купила пол-литра молока за 55 копеек и осталось у неё на счету 141 рубль и 62 копейки».

Говоря языком компьютерных технологий, приведенная система учета является реплицированной, распределенной базой данных. Реплицированной - значит самоповторяющейся, многократно дублируемой, распределенной – значит хранящейся во множестве мест.

Согласитесь, такая система имеет свои плюсы. И всё-таки глобальный учёт в форме бумажных записей – это утопия даже для страны с 10000 жителей. На ежедневные сборы всех горожан и нудные диктанты будет уходить уйма времени; будут множиться тома гроссбухов, переполненных информацией о копеечных сделках, а архивы нодов вскоре не будут вмещаться в их жилища. Найти нужную информацию среди миллионов записей в сотнях томов со временем станет почти не реально…

 

Настоящий блокчейн

… зато в компьютерных сетях реплицированные распределенные базы данных успешно функционируют. И наглядным примером тому являются криптовалюты.

Проецируя на наш пример, роль граждан выполняют многочисленные компьютеры единой сети, а роль нодов (от англ. node – узел) – особые компьютеры, ведущие точный учет всего происходящего в этой сети. С технической точки зрения компьютер-«учетчик» правильней называть «полным нодом», но мы для удобства слово «полный» будем опускать. Важнее то, что для современных компьютеров не проблема и хранение баз данных с информацией о миллиардах событий, и почти мгновенные поиск и обработка информации в них. Когда один владелец биткоин-кошелька перечисляет некую сумму другому, это событие автоматически записывается в базах данных тысяч компьютеров по всему миру. Причем в момент «перечисления» эти компьютеры проверяют по своим учетам, есть ли на счету электронного кошелька плательщика запрошенная сумма. Попытки обмануть систему, приписав себе несуществующие биткоины, ни к чему не приведут – для этого надо одномоментно взломать, как минимум, более половины нодов биткоин-сети, а это около 10 тысяч компьютеров[3]. Ведь полная история всех операций хранится на каждом ноде. И то, что представлялось утопичным без компьютеров для крохотной страны в нашем примере, становится реальным в мировом масштабе с появлением современных компьютерных технологий.

Примечательно, что ни одно государство и ни одна организация в мире не контролирует криптовалюты. Если государственные и банковские организации тратят огромные суммы на обеспечение сохранности своих баз данных (от пожара, потопа, перепадов электроэнергии, атак хакеров), блокчейн-системе это ни к чему: даже физическое уничтожение сотен и тысяч нодов, входящих в эту сеть, абсолютно не влияет на функционирование всей системы. Ей не опасны программные сбои, вирусы и хакерские атаки, так как сама система себя постоянно перепроверяет и устраняет несоответствия в базах данных. Биткоин будет существовать, пока хотя бы пара компьютеров будет его поддерживать. И никто: ни государства, ни международные организации, ни корпорации программистов, ни даже создатели биткоинов не смогут этому воспрепятствовать (если только не отключат Интернет).

Таким образом, революционность блокчейна, объясняющая его все растущую популярность и вирусное проникновение во все сферы жизни современного человечества, расслаивается на две составляющие:

1.    Использование распределенной базы данных (распределенный реестр), что является альтернативой централизованному хранению данных, пока что остающемуся основной формой хранения информации в больших и малых организациях, в том числе государственных и коммерческих структурах.

2.    Многократное повторение (реплицированность) одной и той же информации, что делает ее во много крат более защищенной от утраты, повреждения и подлога.

 

Смарт-контракты

Но конкуренцию нотариусам составляют не криптовалюты, а иная форма реализации технологии блокчейн – смарт-контракты.

Смарт-контракт (от английского smart contract – умный договор) - это бездушная компьютерная программа, которая фиксирует заключение между участниками системы некоего соглашения и в зависимости от тех или иных условий его выполнения, выдает тот или иной результат. Причем гарантом неизменности смарт-контракта является то, что в момент его заключения он (подобно записи о криптовалютном платеже) записывается в базах данных всех нодов системы. Никоим образом изменить условия контракта нельзя, за исключением заранее предусмотренных случаев, а тем более его нельзя подделать по тем же причинам, по которым нельзя приписать себе сумму в криптовалютах. Даже если стороны и хотели бы по обоюдному согласию что-то изменить, смарт-контракт досконально выполнит то, что в него записано. При таких обстоятельствах свидетельские показания приводить некому, письменные документы во внимание не принимаются, а судебные споры не уместны.

Наглядным примером для объяснения некоторых принципов работы смарт-контракта являются продающие автоматы. Покупатель подходит к автомату, знакомится с ассортиментом, выбрав чупа-чупс или стаканчик капучино нажимает на соответствующую кнопку, и отправляет в купюроприемник соответствующую банкноту. Автомат без участия продавца проанализирует исходную информацию (что выбрал покупатель, есть ли выбранный товар в остатке и соответствует ли переданная покупателем сумма цене выбранного товара), и на основе этого анализа выполнит действие: выдаст товар или вернет купюру.

И все же продающий автомат – всего лишь отдаленная аналогия смарт-контракта, так как здесь незримо присутствует продавец – владелец автомата. Мы видим результат работы автомата, но не видим принцип работы агрегата. Может быть, он нас обманывает: не досыпает нужное количество капучино в стаканчик или сообщает об отсутствии выбранного товара, когда он на самом деле есть в наличии. А может вообще, проглотив купюру, не выдаст нам желанный чупа-чупс.

Алгоритм же смарт-контракта полностью видят не только обе его стороны. Его видит Интернет, потому что его виртуальная копия оседает в каждом ноде блокчейн-системы.

Одним из наиболее распространенных видов смарт-контрактов в настоящее время являются пари и ставки. Участники смарт-контракта, например, делают ставку на результаты чемпионата по футболу, и каждый из них перечисляет приемлемую для него сумму в криптовалюте на депозитный электронный кошелек, одновременно заполняя электронный прогноз результатов чемпионата. Алгоритм смарт-контракта ориентирован на один из сайтов, на котором в режиме реального времени размещаются результаты матчей. Как только результаты финального матча попадут на сайт, смарт-контракт считает их, произведет исчисление, и в зависимости от степени точности прогноза участников и сумм внесенных ими платежей рассчитает выигрыши, которые перечислит в соответствующих суммах на кошельки победителей. Оспаривать здесь нечего: алгоритм смарт-контракта был виден всем участникам с самого начала.

Механизм заключения смарт-контрактов для пользователей относительно прост. Так, вторая по популярности (после биткоина) криптовалюта Etherium (читать: «эфир») имеет совершенную встроенную поддержку смарт-контрактов. Причем каждый пользователь этой крипто-валюты может либо создать свой смарт-контракт на основе имеющихся шаблонов и конструкторов, либо присоединиться к созданному кем-то смарт-контракту.

Большой резонанс в 2018 году вызвало функционирование в среде Etherium так называемого «рынка смерти», где участники заключают пари насчет дат (годов) смерти знаменитостей. Так, в июле 2018 года неизвестным был инициирован смарт-контракт о том, что президент США Дональд Трамп не доживет до конца 2018 года, и в пользу этого была переведена незначительная сумма в платежных единицах Etherium[4]. Пари поддержало множество пользователей криптовалюты, внося существенные суммы в пользу благополучной для американского лидера встречи нового года, оставив зложелателя в единственном числе. Механизм смарт-контракта предусматривал периодическую проверку онлайн-источников, информирующих о смерти знаменитостей, и в случае появления там сообщения о смерти Трампа, инициатор получил бы сумму всех вложений другой стороны пари, а это свыше 100 тысяч долларов США. Но учитывая, что президент США здравствует и по сей день, вложение инициатора в размере 1 цента смарт-контракт разделил и разослал остальным участникам.

Несмотря на явную бесчеловечность подобных розыгрышей и осуждение их всеми нормальными людьми, создатели Etherium заявили, что никак не могут этому воспрепятствовать. Таким образом, блокчейн подобен джину из бутылки, которую можно не открывать или открыть, но достав однажды пробку, джина обратно не загонишь.

Как мы видим, пари было реализовано без участия каких-либо посредников. Схожим образом блокчейн захватывает сферу игорного бизнеса, а значит, уже сейчас ставится под большой вопрос существование в будущем таких профессий, как букмекеры, лотерейщики, работники казино и залов игровых автоматов.

Затронутые сферы применения смарт-контрактов касаются сделок в виртуальном мире, которого нотариат практически не касается в своей деятельности. И описанные стороны блокчейна, мне казалось, мало применимы в мире реальных сделок, удостоверяемых нотариатом. Но я так думала, пока не узнала про токены.

 

Токены

Полное понимание области применения смарт-контрактов не возможно без знания основ функционирования токенов. Токен – это виртуальный аналог акций или долей в праве собственности, основанный на технологии блокчейн. Создание цифрового токена – это внесение некой записи во все ноды блокчейн-системы о том, что кто-то где-то сформировал имущественное или неимущественное право и готов его продать. Токены могут выставляться на продажу, в том числе на биржах; их стоимость может расти и падать. Сделки по переходу прав на токены осуществляются исключительно в сети Интернет, при этом расчет производится, как правило, в криптовалютах.

Рынок токенов уже на сегодняшний день исчисляется сотнями миллионов долларов в месяц и при этом постоянно растет. Пока что основной сферой применения токенов являются нематериальные активы, но всё больше они внедряются в имущественную сферу, и вполне вероятно охватят в будущем рынок движимого и недвижимого имущества.

Пример из возможно недалекого будущего. Житель города Бреста Иван решил открыть свое дело, требующее определенных материальных вложений. Но нужной денежной суммы у него нет, и имущества тоже, кроме единственной квартиры общей площадью 60 квадратных метров, в которой Иван проживает со своей семьей. Продавать своё единственное жилье по понятным причинам он не хочет, поэтому Иван выпускает 60 цифровых токенов на свою квартиру, где 1 токен является виртуальным эквивалентом 1 квадрата его жилья.

В течение нескольких минут информация о выпуске 60 токенов на такое-то жилье по такому-то адресу заносится в реестры блокчейн-системы. Еще через пару минут Иван выставляет токены на продажу на виртуальной бирже, и за день-два их раскупают, в результате чего начинающий предприниматель получает нужную сумму. Причем токены на эту квартиру могут купить и белорусские граждане, и жители Новой Зеландии или Занзибара. Не то, чтобы они уж очень хотели пожить в квартире Ивана. Просто вложения в недвижимость во все времена считались наиболее приемлемой защитой своих средств от инфляции и других экономических потрясений. При этом новозеландец тут же выставляет приобретенные токены на бирже, пытаясь продать их по более выгодной цене.

Иван со своей семьей так и живет всё в той же (но уже не своей) квартире, токены на которую многократно продаются и покупаются. Если бизнес пойдет удачно, Иван сможет выкупить свои токены, вернув право собственности на своё жилище. Если же он прогорит, он может еще долго жить в ней, даже не являясь владельцем.

Но вот в какой-то момент житель Зимбабве, став далеко не первым владельцем одного из 60 токенов, заявит права на свой квадратный метр жилья. В таком случае Иван может его выкупить (не исключено, что по цене в несколько раз превышающей номинальную). Ну а если нет, это станет поводом для начала исполнительного производства. Не стоит думать, что отдаленность Зимбабве от Беларуси станет такой уж большой проблемой для взыскателя – не выходя из своей хижины на берегу Лимпопо, он с помощью смартфона может продать свой токен какому-нибудь заинтересованному белорусу или же обратиться к белорусскому юридическому агентству, специализирующемуся на деятельности по реализации проблемных токенов. В конце концов, Иван может лишиться квартиры.

Этот демонстрационный пример из вполне вероятного и совсем недалекого будущего показывает, насколько привлекательна система функционирования токенов как для физических и юридических лиц, выпускающих их, так и для лиц, заинтересованных в их приобретении. Примечательно, что токены могут длительное время «жить своей жизнью», отдельной от имущества, под которое они выпущены. Не смотря на то, что тысячи, а может и миллионы жителей нашей планеты в силу своей недальновидности, злонамеренных действий мошенников или стечения обстоятельств разорятся, в целом токенизация рынка на порядок увеличит обороты, а значит и экономический рост. Это объясняет заинтересованность государственных органов разных стран (и наша страна – в числе первых) в поддержке и развитии данного нововведения.

Может показаться затруднительным выпуск токенов на недвижимость ввиду отсутствия механизма подтверждения права собственности на них у соответствующего эмитента (в нашем примере - Ивана). Но как только в блокчейн-системе или же просто в общем доступе сети Интернет появится база данных информации о недвижимости или иные онлайн-источники системы подтверждения права собственности и удаленного управления правами на имущество (на подобии интернет-банкинга при управлении денежными средствами), это препятствие будет устранено. Блокчейн-механизмы ещё в момент создания Иваном токенов на свое жилье, проверят наличие информации о существовании данной единицы недвижимости и наличии соответствующих прав управления ею, и только при положительном исходе проверки Иван сможет выпустить в Интернет свои токены.

Не исключено, что с момента переноса в блокчейн всего учета недвижимости (а может даже и определенных видов движимого имущества) в момент создания единицы имущества на него автоматически будет выпускаться определенное количество токенов, которое будет неизменным на весь период «жизни» вещи. В таком случае понятие «иметь в собственности вещь» станет тождественным понятию «владеть токенами на вещь».

 

Электронный документооборот

Ещё не так давно «бумажная» форма хранения информации, особенно фиксирующей юридически значимые действия, казалась незыблемой. Но со временем принимаются нормативно-правовые акты об электронном документе и электронной цифровой подписи. Управление банковскими счетами граждан и организаций все чаще осуществляется удаленно на основании относительно простой системы аутентификации владельца счета. Следственный комитет Республики Беларусь, следуя положительному опыту других государств (Швеция, Дания, Австрия, Южная Корея, отдельные штаты США[5]), ведет разработки по полному переходу на электронное уголовное дело[6]. Вдумайтесь: все уголовно-процессуальные документы в этих странах (а уже скоро – и в нашей Беларуси) существуют только в электронном виде. А уголовные дела от следователей в суд уходят нажатием кнопки - при этом отправляются не бумажные тома, а электронный файловый архив.

Вполне очевидно, что необходимость хранения нотариальной информации на материальных (бумажных) носителях уже в скором времени будет также поставлена под сомнение. Попытаюсь разбить наиболее «сильные» аргументы тех, кто против электронизации нотариальной деятельности:

1.    Идея концентрации важной информации в единой электронной базе данных без дублирования ее на бумажном носителе всегда вызывала опасения представителей гуманитарных специальностей: «а вдруг компьютер сгорит», «а если взломают хакеры». Нам кажется, что электронная версия документа – это хорошо, но пусть всегда в подшивке хранится бумажный первоисточник, чтобы «в случае чего» информацию с него можно было бы повторно внести в компьютерную систему. Но на сегодняшней стадии развития компьютерных технологий подобные опасения не оправданы, а создание бумажных первоисточников при наличии их полных электронных дубликатов становится анахронизмом. Современные сервера и электронные базы данных не только сами по себе обладают высокой степенью надежности, но и предусматривают опции резервного копирования и восстановления информации даже в случае физического повреждения жестких дисков. Если бы за все время существования «Facebook», «Твиттер» или «ВКонтакте» случилась бы даже частичная утрата информации на их серверах, мы бы однозначно об этом узнали от миллионов возмущенных пользователей. А ведь колоссальные базы данных социальных сетей ничуть не уступают объёмами всей совокупности электронной информации крупного государства. В банковской сфере уже давно миллиардные транзакции осуществляются без распечатывания платежных поручений и чеков, и в то же время нет ни одной зафиксированной аварии, при которой бы «сгорела» вся информация о счетах и платежах в каком-либо из банков. Ну и, возвращаясь к блокчейну: дублирование информации на множестве компьютеров как раз и является абсолютной страховкой от утраты информации по крайней мере на тот период времени, пока будет существовать Интернет.

2.    Неизменным атрибутом и венцом любого нотариального действия является момент подписания его участниками и заверение подписью и печатью нотариуса. Эта процедура, зародившаяся тысячелетия назад, имеет чуть ли не священный смысл: именно этот ритуал превращает проект документа в документ. И коли это действо невозможно при электронном документообороте, значит полно об этом говорить…

Но зададим себе «кощунственный» вопрос: так ли необходима процедура подписания и проставления оттиска печати на нотариальном документе?

Для начала обратимся к опыту торговой сферы: миллиарды торговых операций по всему миру ежедневно осуществляются на основании выдаваемых кассовыми аппаратами чеков, в которых нет ни печатей, ни подписей, ни каких-либо иных средств защиты подлинности документа. Да и к документам кассовый чек отнести можно с большими оговорками. Но если какой-то хитрец, купив в магазине утюг за 100 рублей, распечатает на аналогичном принтере и аналогичной бумаге с повторением всех шрифтов и интервалов точно такой же чек, но укажет там сумму в 300 рублей. Придя в магазин и потребовав «излишне взятые» 200 рублей, он ничего не получит. В магазине по номеру чека выведут из электронного архива информацию по продаже злосчастного утюга и тут же выявят подлог недобросовестного покупателя. Если же тот будет настырен настолько, что подаст иск против магазина, суд поверит не распечатке, а сведениям из электронной базы данных. И чек в таком случае станет не доказательством обсчета покупателя, а уликой в попытке совершения им мошенничества. Таким образом, чек – это не столько доказательство сделки, сколько распечатка электронной информации о ней.

Ещё более яркий пример – расчеты в ЕРИП. Билеты на общественный транспорт уже давно можно приобрести через Интернет, показав водителю простую принтерную распечатку без каких-либо печатей и подписей в ней, хотя нарисовать подобный «документ» в Photoshop сможет даже школьник. А мы, нотариусы, не требуем от клиентов даже такой распечатки – нам достаточно в онлайн-режиме через сервис «Хуткi грош» убедиться в совершенном платеже и самим распечатать отчет о нём.

И наивно думать, что пограничник на белорусско-латвийской границе, рассматривая согласие на выезд ребенка за границу в отсутствие родителей, как-то убеждается (и объективно может убедиться) в подлинности оттиска печати и подписи брестского нотариуса, оформившего данное согласие. Насколько достоверней для него была бы простая компьютерная распечатка без всяких подписей и печатей, но с возможностью в режиме реального времени по запечатленному в ней QR-коду или иному идентификатору найти на соответствующем портале достоверные данные о совершенном волеизъявлении родителя.

Этих примеров, я думаю, вполне достаточно для констатации факта нахождения нашего мира в стадии глобального перехода документооборота с бумажного (когда электронная копия существовала лишь для удобства поиска и обработки информации) на электронный (когда бумажная распечатка становится необязательной материальной копией электронного оригинала).

 

Интернет вещей и средства идентификации

И все-таки связь токенов с предметами в реальном мире является условной. В то же время другое направление развития цивилизации ставит задачу связать самым тесным образом мир виртуальный с миром реальным. Интернет вещей – это глобальная связь между «умными» предметами и датчиками, которые способны взаимодействовать между собой.

Разработчиками данной концепции определено четыре стадии развития интернета вещей: 1) умные вещи; 2) умный дом; 3) умный город и 4) умная планета[7]. Концепция настолько глобальна, что уже в скором будущем обещает объединить в единую информационную сеть подавляющее большинство электроприборов, маркировать (для электронного распознания) все неэлектрические приборы, нашпиговать планету умными датчиками и видеокамерами. Причем в ряде сфер современности интернет вещей уже вполне реализован (отслеживание движения посылок в почтовой связи, системы взимания дорожных сборов, беспилотный транспорт, глобальные государственные системы видеонаблюдения с функцией распознавания и идентификации лиц, автоматизированные камеры фиксации нарушения скоростных режимов и так далее). По прогнозам программистов и техников уже в ближайшее десятилетие люди смогут управлять своими жилищами на расстоянии с помощью простых смартфонов (включать-выключать электричество, подогрев, кондиционеры; запускать стирку и готовку пищи; закрывать-открывать двери и следить за своими питомцами); холодильники сами будут заказывать еду, исходя из предпочтений хозяев и остатков продуктов; программы будут прекращать снабжение домов и квартир водой, электричеством, газом, и даже запирать в них двери, если обнаружат, что владельцы просрочили коммунальные платежи или арендную плату; общественный транспорт будет двигаться без водителей; освещение, светофоры и практически все функции современных городов будут выполняться программами на основе миллионов датчиков.

Но из всей палитры возможностей, которые обещает интернет вещей, больше всего на будущее нотариата могут повлиять именно системы идентификации людей и установления юридически значимых фактов.

По понятным причинам передовые позиции в освоении систем идентификации в нашей стране захватили органы внутренних дел и судебно-экспертные учреждения. Уже никого не удивишь пресс-релизами правоохранительных органов о раскрытии преступлений по изъятым на месте происшествия следам рук или геному человека, сведения о которых оказались в базах данных правоохранителей. На дорогах нашей страны все чаще встречаются камеры, которые не только определяют скорость транспортных средств, но и «умеют» распознавать номер движущегося на большой скорости автомобиля, мгновенно устанавливать его владельца, автоматически вносить данные о выявленном нарушителе скоростного режима и оформлять ему сообщение о нарушении. База данных голосов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за определенные преступления, имеет также функцию идентификации.

С 2020 года в нашей стране вводится система выдачи биометрических паспортов[8], которые не только содержат фотографию владельца, но во внедренном в документ микрочипе - ряд его биометрических параметров, в том числе отпечатки пальцев. Причем биометрический паспорт становится «умной вещью», которая в будущем сможет открыть доступ к банковским и лицевым счетам гражданина, заменив банковские и дисконтные карты, водительские удостоверения, дипломы, пропуска и массу других бумажных и пластиковых носителей информации, которыми сейчас переполнены наши кошельки и портмоне. И к тому же биометрический паспорт становится носителем электронной цифровой подписи, что расширяет возможности людей по совершению сделок в удаленном режиме.

Примечательно, что при совершении ряда юридически значимых действий личное присутствие человека в соответствующей организации и проставление подписи не требуется. Уже обыденным стало удаленное управление банковскими счетами, где идентификатором человека являются его логин, пароль, секретная фраза, абонентский номер.

Многие банки, финансовые и кредитные организации осуществляют верификацию обратившихся к ним клиентов по фотографии с удерживаемым в руке развернутым паспортом. Сотрудник организации в таком случае получает паспортные данные человека и убеждается, что именно владелец паспорта является инициатором обращения. Иногда в качестве дополнительного условия верификации требуют в момент фотографирования в другой руке удерживать лист с определенными записями (например, дату фотографирования и суть обращения), что позволяет соотнести данное фото с конкретной сделкой, акцептованной клиентом. По такой схеме ныне персонализируются электронные кошельки в системе WebMoney Transfer[9], восстанавливаются страницы социальной сети «ВКонтакте» (если пользователь забыл пароль и к тому же утратил доступ к привязанному к учетной записи абонентскому номеру). Привязка подобной или более усовершенствованной процедуры к блокчейну сделает возможным подтверждать совершение конкретными лицами онлайновых сделок (в том числе смарт-контрактов).

В настоящее время ведутся активные разработки по внедрению технологий восприятия и идентификации исполнителей рукотворных подписей и записей, которые выполняются не красителем на бумаге, а стилусом по сенсорному экрану. При этом степень достоверности выводов о выполнении или невыполнении подписи конкретным лицом у компьютерных программ на порядок выше, чем у обычных криминалистов, производящих почерковедческие исследования обычных подписей.

Все эти нововведения, будучи интегрированы в Интернет и связаны с блокчейном, составят серьезную конкуренцию традиционным формам установления юридических фактов, о чем мы поговорим в следующем разделе.

И ещё нужно не забывать про проверки на полиграфе, которые давно перестали быть монополией государства. Многие коммерческие организации предлагают свои услуги в данном направлении всем желающим[10], например при решении вопросов о приеме кандидатов на работу, проводимых служебных расследованиях и в межличностных отношениях (для проверки подозрений супругов в неверности). Таким образом, на сегодняшнем этапе развития технологий, стало доступным распознание истинности сообщаемой человеком информации. При этом запатентовано ряд разработок, связанных с использованием бесконтактного полиграфа[11], что сделает вполне реальным наложение возможностей детектора лжи на систему удаленной верификации, а это в свою очередь позволит не только констатировать факт совершения сделки конкретным человеком, но и оценить физическое и психологическое состояние данного человека в момент заключения сделки.

 

Мир без нотариусов

Очевидно, прочтение данного раздела для моих коллег будет столь же неприятно, как мне – его составление. Но для адекватной выработки стратегии деятельности нотариата в условиях все ускоряющегося развития цифровых технологий, мы должны представить самую неблагоприятную для нашей профессии картину будущего, на время абстрагировавшись от свих интересов и как бы став на сторону наших возможных противников, к числу которых можно отнести наиболее радикальных программистов и идеологов «глобальной оцифровки» человечества.

Согласие. Будь то согласие на выезд ребенка за рубеж, выдаваемое родителями, или согласие кого-то из проживающих в квартире или доме лиц на отчуждение этого жилища, роль нотариуса в совершении данного нотариального действия сводится к подтверждению факта сделанного определенным лицом заявления. Формы подобных согласий типичны и их адресаты не многочисленны. А значит, у граждан не будет проблем найти нужную форму на сайте соответствующей организации. Пройдя процедуру верификации с использованием биометрического или обычного паспорта с приложением фотографии или в форме определенного видеообращения, инициатор сможет разместить свое согласие либо в блокчейне, либо адресовать его конкретной организации (органы погранслужбы, регистратор сделки по недвижимости и т.д.).

Доверенность. Собственно, с этим волеизъявлением все обстоит также, как с согласием. Не исключено, что в Интернете появятся некие электронные депозитарии, обеспеченные системой верификации личностей и полномочий доверителей и доверенных. Любой пользователь такого ресурса сможет выбрать шаблон доверенности нужного вида и в течение нескольких минут разместить его в депозитарии, а представитель любого органа на планете сможет без труда проверить правомочность доверенного лица.

Имущественные сделки. Развитие отношений, связанных с выпуском в виртуальном пространстве токенов на движимое и недвижимое имущество, сделает предельно легким отчуждение по частям прав на неделимое имущества. Для того, чтобы приобрести выставленный на торги концерн или сотую долю хижины на краю света, достаточно будет смартфона и нужной суммы на криптовалютном кошельке. Переход права собственности будут констатировать не пакет документов, который легко потерять, но трудно восстановить, а сотни тысяч дублей записи в базах данных блокчейна, которые никуда не денутся и не изменятся, пока будет существовать Интернет. Физическая удаленность покупателя токенов от места нахождения имущества, на которое они выпущены, незнание местного языка и законов страны, в которой это имущество находится, больше не будут препятствием для осуществления подобных сделок.

Исполнительные надписи. Возьмем одно из самых распространенных направлений совершения исполнительных надписей – взыскание задолженностей по оплате жилищно-коммунальных услуг. Надо полагать, что число поводов к подобным обращениям существенно сократится по мере дальнейшей компьютеризации коммунальных технологий и развития интернета вещей. Как только на лицевом счету соответствующего потребителя закончатся средства, компьютерная система незамедлительно отключит у него в квартире электричество, подачу тепла либо воды. Коммунальщики в будущем, вероятно, станут обладателями самых обширных мощностей интернета вещей. А потому им не составит труда доставить неплательщику ряда других неприятностей, например, дверь в подъезд будет открываться перед ним не сразу, а после прослушивания нудной 5-минутной лекции о необходимости платить по счетам, прочтенной ему домофоном. Наконец, неплательщик сможет всегда погасить задолженность и пополнить лицевые счета, рассчитавшись токенами на свою квартиру (если, конечно, он ими еще владеет).

Завещание. Если у кого-то остается уверенность в том, что реализация института завещания является незыблемой прерогативой нотариата, которую не смогут сокрушить даже цифровые технологии, то эта уверенность мнимая. Ведь если разобраться, нотариус, удостоверяя завещание, от имени государства констатирует четыре обстоятельства: 1) действительность изложенных в завещании волеизъявлений завещателя; 2) добровольность сделанных заявлений; 3) пребывание завещателя в адекватном состоянии; 4) понимание завещателем его прав и правовых последствий совершаемых действий. Именно эти обстоятельства становятся предметами судебных споров при несогласии «обиженных» претендентов на наследство. Обычно презумпция доверия нотариусу перевешивает в пользу действительности завещания, но иногда бывает и наоборот. Так или иначе, завещания являются одной из самых оспариваемых категорий нотариальных действий в сфере личных сделок.

А теперь представьте вариант составления завещания, альтернативный нотариальному. Например, для этого может использоваться онлайновая видеосъемка с технологией, обеспечивающей достоверность фиксации времени и места её проведения. Совершенно самостоятельно, только в соответствии с понятными и подробными инструкциями, размещенными на специализированном портале, завещатель с записью на видео зачитает некую стандартизированную формулу из смеси соответствующих норм гражданского права и констатации понимания сути и последствий сделанного завещания. А затем уже сделает распоряжения по поводу своей собственности. Видео будет помещено в блокчейн или в какие-либо схожие по надежности виртуальные хранилища. Помимо дачи устных распоряжений, завещатель осуществит ряд манипуляций со смарт-контрактами, которые сработают только в момент появления на сайте органа записи актов гражданского состояния информации о его смерти. Например, заложит в смарт-контракт распоряжение о разделении в долях остатка средств на его криптокошельке и банковском счете; о распределении токенов на имеющееся у него имущество; о направлении нужным лицам и организациям электронных уведомлений о его смерти, при необходимости с приложением ссылки на видеозавещание. Видеозапись без посредников подтвердит и суть волеизъявления, и адекватность заявителя, и самостоятельное ознакомление его с правовыми нормами.

Выше не случайно упоминалось о расширении сферы использования полиграфа, в том числе бесконтактного. Наследственные порталы могут с согласия завещателя использовать и эти разработки для того, чтобы свести на нет возможность возникновения у кого-то подозрений в неадекватности завещателя или же недобровольности сделанных им распоряжений. В таком случае помимо видеозаписи будет сохранена и картограмма психофизиологических параметров его автора.

Приведенных аргументов, как я думаю, вполне достаточно для того, чтобы признать традиционную «бумажную» форму оформления завещаний значительно уступающей той, которая может прийти ей на смену завтра.

        

Тем, кто сомневается

Во время написания статьи я пыталась спрогнозировать возможные варианты реакции моих коллег на приведенные в ней доводы. Вместо того, чтобы перебирать всю палитру возможных мнений, ограничимся рассмотрением двух диаметрально противоположных:

1.    Всё это ерунда. Как бы не развивались технологии, нотариальную деятельность это существенно не коснется, и в будущем нотариусы будут работать так же, как работают сейчас.

2.    Всё так и будет. Технический прогресс скоро сотрет нотариат, заменив его более совершенными современными технологиями. Ничего с этим не поделаешь – нужно искать другую работу.

Приверженцы консервативно-оптимистичного взгляда на существование нотариата в эру высоких технологий, конечно, вправе оставаться при своем мнении. Я не компетентна строить прогнозы, и на самом деле не знаю, что будет с нотариатом через 10, 20 и более лет. Единственное, в чем я уверена абсолютно: то, как оно сейчас, долго оставаться не будет. Бумажный документооборот уже становится анахронизмом и от него рано или поздно отойдут и государственные органы, и негосударственные организации. Причем, как было отмечено выше, Беларусь находится не на задворках, а на передовой этого процесса. И вряд ли высокотехнологичное государство захочет оставить нотариат как некий заповедник бумаготворчества.

Не стоит рассчитывать и на то, что государство не пойдёт на нововведения из-за боязни потерять доходы от налогов, уплачиваемых нотариусами, или «жалости» к нотариусам, которые, видите ли, могут стать ненужными и потеряют работу. Контраргумент очевиден: парк высоких технологий приносит государству доходов и создает рабочих мест несоизмеримо больше, чем все органы юстиции, вместе взятые.

И раз блокчейн и смарт-контракт смогут обеспечить потребности общества в оформлении сделок, государство если не упразднит нотариат, то примет законы о признании виртуальных сделок. И граждане, имея возможность оформить договор или завещание быстро, бесплатно и не выходя из дома, вряд ли захотят идти в нотариальную контору, да еще платить за бумажный договор деньги.

Что касается крайних пессимистов, согласных с перспективой скорого исчезновения нотариата, то они, скорее всего, правы… Но правы только с позиции «ничегонеделания» - пассивного наблюдения за стремительно меняющимся миром. В таком случае, действительно, нотариусы рано или поздно пополнят число исчезнувших профессий, таких как «кучер», «суфлер», «телефонист», «машинистка».

 

Что делать

 Все, что было написано выше, отнюдь не имело целью заразить пессимизмом моих коллег. Я хотела максимально объективно преломить уже свершившиеся перемены в технологиях и общественных отношениях на те условия, в которых окажется нотариат уже в ближайшем будущем, и побудить к тому, чтобы искать новые формы и методы для его деятельности в стремительно меняющихся реалиях.

Я не готова предложить какую-то всеохватывающую стратегию действий. Но уверена в том, что такая стратегия может и должна быть разработана с привлечением не только ведущих нотариусов, но и специалистов в области высоких технологий, а также представителей государства, курирующих вопросы законотворческой и правоприменительной деятельности в IT-сфере.

Но уже по мере написания этой статьи, изучения изложенных в ней вопросов, я на уровне своих дилетантских познаний пыталась представить нотариат будущего, и этот будущее для нотариата мне показалось не таким уж и плохим.

Прежде всего, я пыталась абстрагироваться от того, что я – нотариус, и поставить себя на место обычного потребителя нотариальных услуг. Итак, ещё раз представим обычного представителя среднего класса, собирающегося оформить сделку или завещание в недалеком будущем, на стадии переходного периода, когда «бумажный» нотариат и смарт-контракты будут на законодательном уровне уравнены в правах. Перед гражданином стоит выбор: идти в нотариальную контору, тратить время на посещение нотариуса, сбор каких-то документов, да еще и платить нотариальный тариф… Или сделать все не отходя от домашнего компьютера, бесплатно или за электронный платеж, значительно меньший по сумме, чем нотариальный тариф. По-моему, результат такого выбора очевиден.

А теперь представим другой вариант выбора у этого же гражданина. Тот же независимый портал, пусть даже с хорошими отзывами, хранящий данные в блокчейне, но все же находящийся непонятно в какой местности и в какой юрисдикции, при отсутствии визуальной видимости обеспечивающих его деятельность людей, при отсутствии возможности общения с реальными юристами для получения квалифицированных разъяснений любых вопросов, даже самых глупых. И с другой стороны – точно такой же нотариальный портал, с полным набором возможностей удаленного «безбумажного» совершения сделок, но при этом сделок, имеющих нотариальную силу, а соответственно, и государственную защиту. Да при этом каждую сделку, и заключенную при удаленном посредничестве нотариуса и осуществленную в полностью автоматическом режиме (по принципам смарт-контракта), курирует конкретный живой нотариус, к которому можно обратиться в онлайн-режиме и до и после ее заключения, и получить квалифицированную помощь и разъяснения. Мне кажется, что в таком случае снова становится очевидным результат выбора гражданина, и при таком раскладе – уже в пользу нотариата.

Концептуальный вывод напрашивается сам собой: если нотариат не будет эволюционировать синхронно с эволюцией технологий, а вместо этого будет настырно цепляться за «бумажную форму» и прочие архаичные атрибуты нотариального делопроизводства, его ждет судьба динозавров и мамонтов.

Но если нотариат, оставаясь организацией, выступающей от имени государства и обладающей авторитетом, заработанным в течение тысячелетий, сам будет целенаправленно перенимать и активно внедрять в свою деятельность современные IT-разработки, постепенно, но целенаправленно смещать свою деятельность в онлайн-сферу, перманентно инициируя соответствующие изменения в законодательстве, конкурировать с ним будет просто некому.

Следует отметить, что онлайн-нотариат намного более удобен, чем его конторская форма, как для клиентов, так и для самих нотариусов. Ведь в таком случае становится не принципиальными физическое место нахождения нотариуса и принадлежность его к конкретному нотариальному округу и нотариальной конторе. И это дает ряд значимых преимуществ, как для нотариата, так и для клиентов. Нотариусы смогут работать по месту жительства. Легче обеспечить узкую специализацию нотариусов. Например, нотариус из Полоцка, защитивший кандидатскую по защите авторских прав в области творческой деятельности, сможет обеспечивать наследование авторских прав в этой сфере по всей республике. Можно выделить и иные узкоспециальные сферы нотариальной деятельности.

Попытаюсь сделать грубый набросок нотариальной сделки будущего. Житель Беларуси, решив оформить завещание, заходит на сайт Белорусской нотариальной палаты и выбирает в меню нужный вид сделки. С ним связывается оператор-консультант, который по выбору гражданина может с ним общаться либо посредством текстовых сообщений, либо с помощью видеоконференцсвязи. Уточняет суть обращения и предмет завещания. Узнав, что часть имущества завещателя находится в Германии, оператор находит в базе данных нотариуса из Барановичей, в электронном досье которого значится, что он имеет опыт работы с германским законодательством, и переключает гражданина на данного нотариуса.

Нотариус в онлайн-режиме знакомится с гражданином, удостоверяется в его личности и месте нахождения. Для этого просит поднести к веб-камере паспорт, а подключенный к компьютеру нотариуса веб-сервис в автоматическом режиме связывается с провайдером и идентифицирует точку доступа WiFi или абонентский номер гражданина. В каких-то случаях может потребоваться отправка проверочного sms-сообщения на номер завещателя, сообщив нотариусу текст которого, завещатель подтвердит факт владения зарегистрированным на его имя абонентским номером. В арсенале нотариуса будут и другие средства удаленной идентификации клиента, выбирать которые он сможет в зависимости от пожеланий последнего и конкретной ситуации. При этом установленное на компьютере нотариуса приложение протоколирует все идентификационные действия и автоматически определит их достаточность для удостоверения личности обратившегося лица.

В дальнейшем нотариус выясняет перечень лиц, в пользу которых составляется завещание. Тут же выводит на экран информацию о них и о самом наследодателе из государственных баз данных; посредством уточняющих вопросов узнает, этих ли граждан имеет в виду заявитель. Кроме того, базы данных позволят нотариусу выяснить перечень возможных наследников по закону, на данный момент имеющих право на обязательную долю в наследстве.

Узнав о намерении завещателя распорядиться недвижимостью, нотариус обращается к соответствующим базам данных регистрации недвижимого имущества, проверяет наличие прав завещателя на это имущество, а также технические параметры жилого дома или гаража, наличие обременений.

Аналогичным образом осуществляется проверка факта принадлежности завещателю транспортных средств и иного регистрируемого имущества.

По поводу денежных средств на банковских счетах, нотариус направляет онлайн-запрос в банковскую компьютерную систему, получив предварительно электронное согласие владельца на разглашение банковской тайны, и тут же получает информацию по реквизитам банковских счетов.

Следует отметить, что вышеизложенные действия по проверке имущества и лиц в настоящее время не осуществляются. Однако введение подобной системы значительно бы сократило количество ошибок и недоразумений при составлении завещаний, позволило бы грамотнее, полнее и быстрее их составлять, что создало бы клиенту еще более комфортные условия.

На основании внесенной со слов завещателя и полученной электронной информации о наследниках и имуществе завещателя, программа составляет проект завещания. В ходе онлайн-общения нотариус дополняет и корректирует текст. Окончательный текст представляется гражданину.

Для подтверждения воли завещателя последний либо самостоятельно зачитывает текст, либо знакомится с текстом путем личного прочтения и зачитывания нотариусом. По окончании он произносит словесную формулу о понятии сути, последствий и констатации воли, что можно считать моментом окончания процедуры составления завещания.

Специализированное нотариальное приложение не только сохраняет в государственной базе данных текст завещания и двустороннюю видеозапись, но и ряд автоматически сформированных технических параметров: дата и время начала и окончания нотариального действия, используемые технические средства, положение и IP-адреса нотариуса и завещателя, осуществленные обращения нотариуса к базам данных и их результаты. То есть вместо одного или нескольких листов завещания в его нынешнем виде формируется целый пакет электронных данных (завещательный пул), который по информативности во много раз превосходит «бумажного» предшественника.

Представляется, что использование видеозаписи делает излишним иные средства подтверждения воли завещателя, такие как проставление подписи и внесение собственноручных записей. Но при необходимости могут быть использованы и такие средства, как проставление подписи стилусом или отпечатка пальца на сенсорном экране. Либо может быть применено распечатывание завещателем текста завещания с последующим его подписанием, сканированием или фотографированием и отправкой электронной копии нотариусу.

По личной инициативе или по предложению нотариуса (при определенных сомнениях), завещатель может обеспечивать гарантию пребывания его в адекватном состоянии. Например, дать электронное согласие нотариусу на осуществление запроса в органы здравоохранения на предмет отсутствия у него диагнозов, ставящих под сомнение вменяемость (проверка осуществляется тут же в ходе нотариального действия). Может пригласить медицинского работника, который проведет обследование до начала нотариального действия либо во время перерыва, и с согласия обследуемого отошлет электронный отчет с результатами нотариусу для приобщения его к завещательному пулу. А может, для таких случаев при нотариате будет существовать психолого-психиатрическая служба, которая после проведения онлайн-тестирования гражданина, в режиме реального времени даст заключение о наличии либо отсутствии сомнений во вменяемости последнего, а также о наличии признаков дачи им вынужденного завещания. При негативном результате таких исследований будут задействоваться более сложные механизмы проверки завещателей.

Будет в арсенале нотариата и набор используемых смарт-контрактов. Что-то разработают собственные программисты, что-то будет взято от сторонних разработчиков. Конечно, каждый смарт-контракт перед допуском его к использованию проходит скрупулёзную проверку нотариальной экспертной комиссией, в которую войдут методисты, программисты и наиболее опытные практические нотариусы. Смарт-контракты используются только при наиболее простых, шаблонных сделках. Любое лицо или несколько лиц, решив заключить такой смарт-контракт, могут выбрать подходящий на сайте нотариальной палаты. Но чаще сами нотариусы, в ходе онлайн-общения будут рекомендовать клиентам в ряде несложных ситуаций воспользоваться смарт-контрактом.

Вернемся к вышеуказанному гипотетическому примеру составления завещания в режиме онлайн. Узнав о желании завещателя сделать распоряжения по поводу средств, находящихся на криптокошельке, нотариус рекомендует последнему воспользоваться одним из вариантов смарт-контракта, разработанных или одобренных отечественным нотариатом. Проконсультирует, как именно сделать соответствующие распоряжения, или даже в режиме онлайн окажет содействие лицу в выполнении соответствующих действий по настройке смарт-контракта, который запустит сам гражданин. Похожая процедура может быть осуществлена и при распоряжении выпущенными токенами на недвижимость или иные права.

Возникает закономерный вопрос процедуры оплаты нотариального тарифа. Но здесь большой проблемы нет. Если к тому времени и останется какое-то количество граждан, не умеющих или не имеющих возможности пользоваться интернет-банкингом или мобильным банкингом, то может быть использована и традиционная форма оплаты в кассу банка или почтового отделения с последующей высылкой фото чека нотариусу. Для удобства граждан может быть разработана система онлайн-оплаты прямо с сайта нотариальной палаты, когда программное обеспечение нотариального портала обеспечит быстрое и удобное принятие платежа во взаимодействии с сервером соответствующего банка.

Интересен вопрос взыскания нотариального тарифа при заключении смарт-контракта. Это может быть и традиционная оплата, и перечисление на счет нотариуса в режиме реализации смарт-контракта (как это сейчас заложено в ряде смарт-контрактов, базирующихся на основе криптовалют). Безусловно, тариф смарт-контракта должен быть значительно снижен по сравнению со сделками, заключаемыми при непосредственном участии нотариуса.

Я думаю, нет смысла расписывать гипотетические формы иных нотариальных действий будущего. Основная идея понятна и из вышеизложенного: нотариат, своевременно принимающий на вооружение современные технологии, всегда будет выигрывать перед сторонними организаторами подобных процессов.

 

Дополнительные преимущества

При изучении данного вопроса я невольно обратила внимание на пока что незанятые ниши, образовавшиеся в результате вызванной IT-инновациями трансформации в общественных отношениях, которые по своей сути вполне могут войти в сферу деятельности нотариата.

 

Сертифицирование смарт-контрактов

Снова рассмотрим смарт-контракты, разработанные сторонними разработчиками, в том числе находящимися вне юрисдикции Республики Беларусь. Разработчики могут обращаться в нотариальные органы для сертифицирования новых смарт-контрактов. Подобную систему сертификации в настоящее время используют корпорации Microsoft и Google. Например, любое приложение, которое попало в хранилище Google Play, проходит предварительную платную экспертизу на предмет качества и отсутствия вредоносного кода.

Очевидно, что смарт-контракт, рекомендуемый на портале нотариальной палаты, будет вызывать больше доверия, чем точно такая же программа, находящаяся на ресурсе, не поддерживаемом никаким государством. Для повышения популярности своих продуктов разработчики могут инициативно обращаться в органы нотариата. По результатам тщательной экспертизы смарт-контракт будет допущен или не допущен в число рекомендуемых на официальном портале. В качестве оплаты услуг сертификации, в смарт-контракт может быть внесен механизм, предусматривающий уплату небольшого отчисления на крипто-кошелек нотариальной палаты после каждой реализации смарт-контракта. И это обеспечит совершенно заслуженные долговременные поступления в государственную казну с каждого из тысяч или миллионов реализаций блокчейн-договора, в юрисдикции какого бы государства они не происходили.

 

Оракулы

Еще более интересное направление применения возможностей и авторитета нотариата - так называемые оракулы[12]. Как было указано, любой смарт-контракт срабатывает при определенных условиях. Обычно такими условиями являются некие события в реальном мире, которые находят свое отражение в сети Интернет. Снова возьмем пример заключения смарт-контракта в виде ставок на результаты чемпионата по футболу, где участники соглашаются, что смарт-контракт сработает в момент появления окончательных результатов игр на странице такого-то сайта. В таком случае этот сайт, вернее, определенная его страница, становится оракулом – внешним источником информации. Смарт-контракт сам будет проверять факт появления этих результатов, и в момент наступления данного события мгновенно рассчитает и зачислит на кошельки участников пари суммы в соответствии с их вкладами и степенью «угадывания» результатов.

Но что будет, если сайт чемпионата удалят, заблокируют, или владельца сайта лишат лицензии на опубликование результатов чемпионата, или страница с результатами по воле программиста изменится таким образом, что смарт-контракт не сможет её воспринять. Для букмекерской конторы такая ситуация не стала бы большой проблемой – служащие организации найдут иные достоверные источники информации (другие сайты, газеты, непосредственный запрос к учредителям чемпионата), и в конечном итоге распределят выигрыш должным образом. Но смарт-контракт не может выйти за рамки программного кода, и такая ситуация для него неразрешима.

Программисты пытаются разрешить проблему надежности смарт-контрактов путем использования множества оракулов и сопоставления информации о внешних событиях из нескольких независимых источников. Это многократно усложняет программный код, делая его трудно воспринимаемым и проверяемым, повышает вероятность непреднамеренных программных ошибок и злонамеренных действий самих программистов.

Но всех этих «танцев с бубнами» можно избежать простым способом – определять оракулами не сайты непонятного происхождения, а некий портал, владельцем которого является гарант, в добросовестности и надежности которого никто не сомневается. Деятельность такого оракула находится в конкретной юрисдикции и имеет детальную правовую регламентацию. Если что-то «пойдёт не так», то будет с кого спросить, не сомневаясь в получении компенсации. Как вы догадались, идеальным кандидатом на роль глобального оракула, я считаю именно нотариат.

И еще раз вернемся к ставкам на футбольный чемпионат. Создатель смарт-контракта в качестве оракула выбирает Белорусскую нотариальную палату, зайдя на портал которой в онлайн-режиме обращается к одному из нотариусов, специализирующихся на этом виде нотариальных действий. Нотариус в случае, если поступившее предложение является законным и выполнимым, соглашается выступать оракулом и сообщает реквизиты для уплаты нотариального тарифа, а также точный адрес веб-страницы на портале нотариата, где будут отражены результаты чемпионата и формат таблицы, в которой эти результаты будут выведены. Теперь у программиста задача становится предельно простой – «привязать» в качестве оракула к смарт-контракту заданную нотариусом страницу. Нотариус непосредственно и с использованием специализированного программного обеспечения следит за онлайн-ресурсами, в соответствии с разработанными методиками анализирует разные источники информации, и в конечном итоге публикует их на условленной веб-странице. Смарт-контракт, а может быть и несколько смарт-контрактов срабатывают, и победители получают свой честный выигрыш.

Возможно, кто-то возмутится приведенным примером, заявив о неуместности для нотариата занятия букмекерской деятельностью. Но это значит, что этот кто-то невнимательно прочитал предыдущий абзац. Нотариус не принимает деньги от участников пари, не рассчитывает ставки, не распределяет выигрыши. Нотариус вообще никак не участвует в тотализаторе и может даже не знать сути заключенной виртуальной сделки. Его роль – роль оракула: лишь констатировать факт, правильно составив таблицу результатов.

 

Копирование веб-ресурсов

Собственно, эта форма в упрощенном виде уже применяется нотариусами в виде процедуры обеспечения доказательств в Интернете. В настоящее время обращения граждан по данному вопросу относительно немногочисленны и в основном связаны с закреплением следов правонарушений, совершенных в сети Интернет. Но с развитием цифровых технологий, ростом числа сделок, совершаемых в сети Интернет, а также отходом от бумажного производства, в том числе при заключении договоров, востребованность услуги подобного рода будет неуклонно расти. Объясняется это тем, что цифровые данные (содержимое определенной веб-страницы, группы или чата в интернет-мессенджере) легко модифицируемы владельцем ресурса. В течение считанных минут он может изменить прайс-лист или текст публичной оферты на странице своего сайта, подменить диалог с покупателем в мессенджере, а то и удалить весь ресурс либо какую-то его часть.

Причем представление второй стороной доказательств в виде якобы заблаговременно сделанных распечаток или скриншотов первичного содержимого спорного ресурса (без их нотариального удостоверения) также имеет слабое доказательственное значение: истец точно также мог сделать копию спорной страницы сайта ответчика, модифицировать ее выгодным для себя образом, а затем распечатать или «заскриншотить».

Но существующая практика распечатывания и заверения веб-страниц уже скоро будет выглядеть примитивной на фоне виртуализации общественных отношений. Вполне вероятно, нотариусы в будущем будут обладать специализированным программным обеспечением, позволяющим делать виртуальные копии нужных ресурсов (такие программы давно используются для «скачивания» интернет-сайтов). Клиент, войдя на портал Белорусской нотариальной палаты, сможет выбрать нотариуса, специализирующегося в данной сфере нотариальных услуг, и последний в течение считанных минут (после уплаты нотариального тарифа) по предоставленной клиентом гиперссылке выполнит копирование нужной страницы или даже целого ресурса. Специализированная программа нотариуса снабдит заархивированные данные технической информацией о веб-адресах соответствующих страниц, дате и времени фиксации сведений, данных нотариуса, и идентификационном номере архивного файла, помещенного в хранилище нотариального портала. Копия архива будет выслана клиенту. При возникновении судебного спора архив может быть использован в суде и будет принят как бесспорное доказательство первичного содержания ресурса, даже если он будет изменен или вовсе удален.

 

Заключение

Возможно, многое из написанного в настоящей статье выглядит, как научная фантастика. Не исключено, что некоторые или многие из изложенных мною гипотетических аспектов существования нотариата в ближайшем будущем не будут реализованы. И все же приведенные тенденции развития цифровой экономики и информационного общества, на мой взгляд, достаточно ясно указывают на виртуализацию всех сфер современного общества, на ступенчатый переход делопроизводства от бумажной к документально-цифровой форме, на появление альтернативы традиционным договорным отношениям в виде блокчейна и смарт-контракта.

Все это ставит под угрозу существование нотариата в его теперешнем виде. Уже в скором будущем цифровые методы подтверждения достоверности сделок могут вытеснить нотариальные формы их удостоверения. А в нотариальные конторы все реже будут заходить посетители. В таком случае наше государство, встав после издания Декрета Президента Республики Беларусь №8 на передовую позицию в области благоприятствования смарт-контрактам и иным виртуальным аналогам правовых сделок, будет вынуждено полностью уровнять цифровую и нотариальную формы, либо вовсе упразднить нотариат, как это и предсказано в Википедии.

Но совсем иначе может сложиться будущее нотариата в случае активного его движения навстречу современным нововведениям. При планомерном внедрении онлайновых форм работы с клиентами, постепенном отходе от бумажного документооборота, наступательном поиске новых направлений и методов работы в виртуальной среде, нотариат всегда будет выигрывать за счет доверия Человечества, сформировавшегося к нему за тысячелетия, а также благодаря тому, что он выступает от имени государства, являющегося гарантом порядка и честности по отношению к субъектам правовых отношений. Если нотариат докажет способность идти в ногу со временем, будет перехватывать все прогрессивные нововведения, применимые в нотариальной деятельности, вполне вероятно государство законодательно закрепит монополию нотариальных органов на соответствующие услуги в сети Интернет.

Но для этого требуется сделать очень многое, причем начинать нужно уже сегодня. К сожалению, мои познания в области цифровых технологий и сопутствующих им правовых институтов фактически ограничиваются информацией, приведенной в этой статье. Поэтому я не компетентна предлагать какие-то конкретные шаги и планы действий. И все же я вижу необходимость выработки некой стратегии действий нотариата на ближайшие годы и десятилетия. По моему мнению, такая стратегия должна включать следующие направления:

- исследование последних инноваций в сети Интернет и смежных сферах современности, которые в той или иной мере пересекаются или соприкасаются с нотариальной деятельностью;

- прогнозирование возможных вариантов влияния инновационных технологий на те сферы общественных отношений, в регулировании которых участвует нотариат;

- изучение опыта нотариальных органов передовых в технологическом плане государств;

- изучение опыта иных государственных и негосударственных организаций, осуществляющих перевод делопроизводства на безбумажную основу;

- сотрудничество с Министерством связи и информатизации Республики Беларусь, Парком высоких технологий по разработке и внедрению передовых технологий в нотариальной деятельности;

- сотрудничество с Министерством юстиции Республики Беларусь, разработчиками Декрета №8, иными субъектами по разработке и продвижению законодательных изменений, создающих правовую основу для инноваций в нотариате;

- обучение нотариусов новым методам и формам работы, возможно создание специализации нотариусов и нотариальных контор.

 

Республика Беларусь стала первым государством в мире, взявшим на себя смелость на нормативном уровне урегулировать блокчейн и ряд сопутствующих IT-технологий. Это принесло нашей небольшой стране колоссальные выгоды, и теперь опыт первооткрывателей изучают во всем мире.

Если мы, белорусские нотариусы, подхватим инициативу тружеников IT-сферы и ввяжемся в бой за первенство в виртуальном мире, можно не сомневаться – нас поддержат коллеги из других стран. Но мы навсегда войдём в историю тем, что сделали это первыми!




[1] Такое утверждение содержится в ряде авторитетных источников, в том числе имеющих мировую известность, например, в журнале «Forbes»: https://www.forbes.com/sites/forbestechcouncil/2018/09/07/five-ways-blockchain-could-change-the-worl...


[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/Смарт-контракт


[3] https://hype.ru/@id123/kolichestvo-polnyh-uzlov-v-blokcheyne-uvelichivaetsya-vmeste-s-rostom-seti-lx...


[4] https://bitnovosti.com/2018/07/28/polzovateli-augur-stavyat-na-smert-donalda-trampa/l560rus/


[5] https://cyberleninka.ru/article/n/elektronnoe-ugolovnoe-delo-za-i-protiv


[6] https://www.sb.by/articles/delo-prinimaet-elektronnyy-oborot.html


[7] https://ru.wikipedia.org/wiki/Интернет_вещей


[8] https://www.sb.by/articles/karta-ili-klyuch.html


[9] https://wiki.webmoney.ru/projects/webmoney/wiki/Начальный_аттестат


[10] https://www.kp.by/daily/26582.4/3597108/


[11] http://www.poligrafolog.kz/poligraf/articl/21/


[12] https://decenter.org/ru/blokcheyn-orakuly-kak-svyaz-mezhdu-tsifrovym-i-realnym-mirom



Возврат к записям автора

Возврат к списку

версия для печати